Гендиректор ОЭЗ "Технополис "Москва" Игорь Ищенко: "Заброшенные промзоны станут зонами роста"

О новой промышленной политике Москвы много говорят уже несколько лет: создаются промышленные кластеры, разрабатываются пакеты льгот для бизнеса, но в конечном счете все эти нововведения должны повлиять на жизнь обычных горожан. О том, чем "грозит" москвичам новая промышленная политика города "Интерфаксу" рассказал генеральный директор особой экономической зоны "Технополис "Москва" Игорь Ищенко.

– Игорь Владимирович, в чем обновленная промышленная политика Москвы выражается на практике?

– Новая промышленная политика Москвы – это, по сути, комплексная программа привлечения в столицу высокотехнологичных и экологичных производств. На сегодняшний день участие резидентов технопарков и ОЭЗ в ВРП города составляет менее 1%, тогда как для любой растущей экономики даже 10% является минимально приемлемым показателем. В Москве порядка 15 тыс. га неосвоенных или заброшенных промзон, которые при грамотном управлении могут стать индустриальными парками, то есть зонами роста. Новая промышленная политика должна ориентироваться на интеграцию огромного количества частных собственников индустриальных территорий в зону последовательной и системной работы по редевелопменту. Тогда в перспективе лет через 20 мы выйдем на те самые 10%.

Реструктуризация промзон создаст районы, которые будут строиться вокруг рабочих мест. Но это ни в коем случае не гетто с повышенным уровнем выбросов в воздух, а комфортабельные районы, с хорошо развитой инфраструктурой. Например, Зеленоград изначально строился как научный город. И теперь развитие города плотно связано с развитием особой экономической зоны.

– А как жители такого района вокруг индустриального парка должны понять, что входящие в него производства в прямом смысле не будут отравлять им жизнь: узнают из СМИ?

– В том числе и в СМИ прочитают. Московское правительство придерживается позиции максимальной информационной открытости. У нас на площадке в Печатниках есть и закрытые производства, работающие на оборонный комплекс, но подавляющая часть резидентов готова к публичности и плотно работает с прессой.

Более того, мы регулярно проводим акцию "День без турникетов", когда любой москвич или гость столицы может прийти на экскурсию и своими глазами увидеть, что происходит на современных высокотехнологичных производствах. Каждый раз сотни москвичей знакомятся с разными компаниями, резидентами технопарков и ОЭЗ.

А для школьников и студентов это еще и возможность вблизи посмотреть на профессии будущего и определиться с выбором. Раньше предприятия не открывали свои двери для посетителей и жители не представляли, какие именно профессии существуют в промышленности. Теперь политика открытости позволяет раньше определиться с профессиональным будущим.

– То есть можно говорить о том, что развитие промышленности подтолкнет образовательные процессы?

– Безусловно. Мы уже сейчас это видим. Каждый год профильные учебные заведения Москвы выпускают около 100 тыс. молодых специалистов, которые, мягко говоря, не подготовлены к тому, что их ждет на реальной работе. Резиденты ОЭЗ заинтересованы в том, чтобы растить для себя кадры. Поэтому в ОЭЗ создаются образовательные программы, которые часто ведут представители реального бизнеса. Всего же в год мы будем готовить около 500 кадров для отрасли.

С талантливыми студентами и школьниками заключаются отложенные трудовые договоры. Образование должно быть привязано к потребностям существующих на рынке работодателей. "Корочка" вуза или колледжа сама по себе ничего не решает – нужны применимые знания и навыки, а их можно получить только в сотрудничестве с бизнесом.

– Игорь Владимирович, давайте будем честными: больше чем юристы и управленцы промышленности нужны рабочие кадры, а родители чаще настраивают детей на получение высшего образования.

– Да, нас ждет смена мышления. Сегодня высшее образование - это некий социальный фетиш. Считается, что только диплом вуза может обеспечить достойное будущее. Но если смотреть на тенденции рынка труда, то можно заметить, что крепкий профессионал, умеющий работать не только головой, но и руками, зарабатывает больше среднего менеджера. Развитие промышленности вновь поднимает престиж рабочих профессий.

– Если заглянуть на два-три десятка лет вперед, какие еще, может быть неожиданные изменения, принесет москвичам нынешняя промышленная политика столицы?

– Из пока еще неочевидных вещей – это переход на европейское отношение к недвижимости. Раньше градостроительная политика была такой: строили спальный район с минимальной для жизни инфраструктурой - детский сад, школа, больница, может быть дом культуры и пара-тройка магазинов. Теперь такая концепция отмирает. Город растет, количество жителей увеличивается, и ежедневная миграция от дома до работы создает знаменитые московские пробки.

Градостроительная концепция потихоньку меняется. В район нужно сразу встраивать производства, то есть создавать рабочие места. С другой стороны, мы видим, что меняется и кадровый рынок. Чтобы состояться профессионально, нужно постоянно учиться, осваивать новые навыки и менять сферы деятельности.

Это же меняет и отношение к собственности. То есть, нет смысла покупать жилье в районе энергетиков, если ты понимаешь, что через пару лет сменишь вектор профессиональных интересов. Если сейчас съемное жилье считается уделом молодежи, еще не достигшей финансовой стабильности, то в недалеком будущем арендованные жилплощади перестанут считаться временным решением, потому что мобильность и время, сэкономленное на дороге на работу, будет показателем успешности. Пожалуй, собственность будет актуальна больше для фрилансеров, которые не привязаны к офису.

Источник: http://www.interfax-russia.ru/Moscow/exclusives.asp?id=1019894