Черные дыры и доходные щели Москвы

Москва – в этом звуке уже так много, что сам город с трудом переваривает. И если агломерация не научится эффективно использовать пространственные ресурсы, то рискует растерять весь свой потенциал. Об экономическом будущем Москвы и рисках развития столицы рассуждали участники заседания футуристического Клуба проектирования будущего, организованного редакцией журнала «Инвест-Форсайт». За круглым столом в ОЭЗ «Технополис «Москва» журналисты и приглашенные эксперты давали прогнозы на тему «Москва 2030: Будущее экономики мегаполиса».

Жилья больше, качества жизни – меньше

«Тема развития столицы, в первую очередь за счет расширения территорий, для москвичей драматическая, – подчеркнул, открывая встречу, шеф-редактор издания Константин Фрумкин. – Однако именно от планирования застройки и развития промышленных зон зависит в том числе инновационный потенциал мегаполиса».

То, что застройка – важнейший городской актив, с легкостью доказала исполнительный директор Института экономики города Татьяна Полиди. По ее словам, экономика городских агломераций в России изучается не так давно, несмотря на то, что их вклад в ВВП страны оценивается в 50%. В прошлом году в институте подготовили оценочные модели для 20 городов-миллионников, в этом году расширили сферу изучения до 45 крупнейших городов с населением свыше 300 тысяч человек. Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что Московская агломерация сильно отличается от прочих. Если в структуре экономики всех других регионов преобладает работающая по старинке обрабатывающая промышленность и бюджетный сектор, Москва смогла увеличить выпуск высокотехнологичной продукции до 18% валового агломерационного продукта. Это превратило столичный регион в инновационный центр. Основными активами его развития становятся застройка и управление городским пространством.

По показателю ввода жилья Москва – как, впрочем, многие другие российские агломерации – показывает фантастическую динамику. Это результат политики «Доступное жилье», которая активно реализуется в последнее десятилетие.

«Московская агломерация обладает высокой доступностью жилья как среди российских мегаполисов, так и в мировых масштабах, – утверждает Татьяна Полиди. – Ранее москвичам надо было накапливать все доходы семьи в течение 8 лет, чтобы купить 54-метровую двушку в столице, сейчас – 5,5 лет. Сравните с Гонконгом, где требуется 20 лет, или Лондоном – 10 лет».

Однако одновременно с повышением доступности жилья произошло ухудшение качества городской среды. Татьяна Полиди считает, что проблема в неоптимальном наращивании плотности застройки на периферии: сегодня из 10 кв. метров 7-8 строятся за МКАДом.

«Вместо того чтобы на удаленных территориях вести застройку низкой плотности, мы все делали наоборот – застраивали поля в Подмосковье высотками, – отмечает Татьяна Полиди. – Это привело к росту ежедневного миграционного потока и повышенному спросу на инфраструктуру. На что Москва отреагировала триллионными инвестициями в строительство метро, развязок, ТПУ, Третьего транспортного кольца… В результате агломерация увеличилась по населению, по жилой недвижимости, инфраструктуре, а совокупная капитализация всей жилой недвижимости агломерации в реальном выражении сократилась».

Руководитель Института экономики города подчеркивает: из-за несогласованности действий двух субъектов управления Московская агломерация проиграла и в экономике, и в создании комфортной городской среды.

«Надо наконец посмотреть на это пространство как на единое, – говорит Татьяна Полиди. – Пока два противоборствующих субъекта управления будут принимать решения, не советуясь друг с другом ни по одному поводу, мы будем наблюдать ухудшение ситуации».

Решение проблемы улучшения качества городской среды она видит в более эффективном использовании промзон, территорий внутри Третьего транспортного кольца и уплотнении «слишком рыхлого» центра города. Этому, по мнению Татьяны Полиди, и способствует реновация.

По пути Пекина

Как считает директор Центра макроэкономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Евгений Балацкий, Москва представляет собой четырёхглавого дракона: здесь сосредоточены власть, финансы, культура и инновации. Если с первыми тремя все и дальше будет хорошо, так как риски переноса столицы минимальны, то инновационное лидерство столица может уступить.

«Модель “черной дыры” – когда все стягивалось в Москву и ничего не отдавалось вовне, начинает противоречить текущему положению дел, – говорит профессор Балацкий. – Пик концентрации инновационных ресурсов в Москве был пройден в 2009 году. Инвестиционные показатели упали с 42% в 2009 году до 35% в 2017 году, падение не смогло смягчить даже открытие инновационного парка “Сколково”, в который вложены огромные средства. Это результат общих кризисных явлений в экономике, которые всегда серьезно отзываются на чувствительной инновационной сфере. Учитывая, что Россия входит в полосу вялой депрессии, которая может растянуться на десятилетие, это становится настоящим вызовом для инновационной сферы столицы».

Евгений Балацкий полагает, что Москва может повторить судьбу Пекина, который на протяжении многих лет был главным инновационным центром Китая и еще в начале XXI века аккумулировал около 20% экономики. Но слишком некомфортная городская среда привела к возникновению новых центров в провинциях Цзянсу и Гуандун. Уже в 2017 году столица Поднебесной оказалась на третьем месте.

«Инновационный центр будет уходить из Москвы, если старый тренд по застройке и уплотнению города не будет переломлен, – подчеркивает ученый. – Старая модель приводила к еще одной проблеме – плохому миграционному сальдо. Город наводняют люди с низким уровнем образования, иногда плохо говорящие по-русски, при этом самая квалифицированная рабочая сила из Москвы уезжает, преимущественно за границу».

Отчасти поэтому в Москве слабо развиты перспективные направления бизнеса, которые будут определять будущее экономики: биомедицина, электроника и нанотехнологии. По словам Евгения Балацкого, единичные попытки создания компаний в этих отраслях не тянут на устойчивый тренд. Однако он не верит, что курс на инновации сможет преодолеть силу «черной дыры».

Что делать с ржавым поясом?

Москва уступает Нью-Йорку по плотности населения (25 тыс. жителей на га против 75 тыс. на га), но дальнейшее расширение российской столицы будет пагубным, считает руководитель архитектурного бюро Wall Рубен Аракелян.

«Москва – город недооцененный с точки зрения пространства, – уверен Рубен Аракелян. – В городе, в том числе в центре, есть скрытый потенциал: небольшие участки земли площадью 5-10 кв. метров, у которых даже не определены собственники. Кроме того, много градирен, промышленных башен, подмостовых пространств, которые можно использовать с умом. Не говоря уже о “ржавом поясе” – бывших промзонах».

Архитектор приводит в пример щели между домами в дорогом центре Москвы шириной в 1 метр и длиной до 50 метров, которые сейчас просто завалены мусором. Аракелян предлагает делать там вертикальные офисы для малого бизнеса, студенческие мастерские, аквариумы, качели, батуты, привлекая инвестиции по модели ГЧП.

«Нет инвестора, который был бы настроен искать по мелочам, – сожалеет архитектор. – А город привык работать с крупным девелопером – ему проще договориться с одним партнером, чем с сотней мелких».

Промзоны уже несколько лет в центре внимания столичных властей, но пока в них строят преимущественно жилье. Инновационным предприятиям столицы в ближайшие 5-7 лет понадобится дополнительно около 100 га площадей. Такие данные привел управляющий директор по стратегии ОЭЗ «Технополис «Москва» Ренат Мустафаев. Для этих целей идеально подошли бы деклассированные промзоны в районе Третьего транспортного кольца, которые занимают больше 10% городской территории.

«Новые заводы, которые занимают около 5 тыс. кв. м и обеспечивают работой до 100 человек могут и должны располагаться в центре, – уверен Ренат Мустафаев. – Достаточно посмотреть на передовые подразделения американских высокотехнологичных компаний, которые располагаются не в Силиконовой долине, а на Манхеттене. Кроме того, для бизнеса, тем более стартапов, особенно важна тусовка: соседи-резиденты могут стать потенциальными партнерами».

По его словам, спрос на такие площади высокий, но город не может обеспечить нужный уровень инфраструктуры. Это подтверждает основатель проекта Tabula Sense Андрей Рогозин.

«У промышленных помещений, которые можно найти в Москве, нет никакой специализации, – говорит предприниматель. – Например, мое рекламное производство было расположено на бывшем заводе унитазов, где пришлось самому надстраивать второй этаж, тянуть вентиляцию, электричество. Через полтора года собственник решил все снести, нам пришлось съезжать. Сейчас производство базируется на территории Владыкинского механического завода – к уже упомянутым сложностям добавилась адская бюрократия: предприятие производит продукцию для оборонки».

Таким образом, выживать небольшим высокотехнологичным производствам даже в столице непросто. Москва рискует потерять стартапы, которые и определяют ее инновационность.

Источник: https://www.if24.ru/chernye-dyry-i-dohodnye-shheli-moskvy/